Самый частый вопрос, который я слышу от людей, с которыми я знакомлюсь: «Ну, ты наверно уже вычислила все обо мне?». А еще такие:

  • Ты людей гипнотизируешь?
  • Ты читаешь мысли по жестам?
  • Ты незаметно управляешь людьми?
  • Ты внушаешь людям свои мысли?
  • А скажи — что я за человек?

А самые частые клиентские запросы:

  • Как другого человека (жену, тещу, свекровь, мать, мужа, отца, ребенка, сослуживца) заставить сделать то, что я хочу?
  • Как разгадать мотивы поведения другого?
  • Как убедить другого?
  • Каким способ не дать другому сделать то, что я намереваюсь сделать?

Да… Мир нуждается в манипуляторах-умельцах, обучающих искусству управления близкими по желанию клиента.

Может быть, я разочарую вас, но я ничего такого не делаю. У меня нет никакой власти психотерапевта. Я обучаю реализовывать свои желания на себе и о себе, а не на других и о других. Когда приходит жена, которой изменяет муж, я ничего не могу поделать с мужем. Хотя бы потому, что его нет в моей приемной.

Некоторые клиенты тратят очень много своего времени на то, чтобы выстроить логические конструкции своих представлений о том, что думает их «неуправляемый» близкий и настойчиво приглашают меня к этому процессу. Однако меня-то как раз волнует, что именно происходит с самим клиентом, а не с его объектом для манипуляций. Я ведь не обладаю встроенным аппаратом чтения мыслей ни самого клиента, ни тем более тех людей, о которых он рассказывает.

Во власти психолога лишь его собственное тело, собственные мысли и собственные чувства, собственный опыт. Но не опыт, чувства, действия и мысли других.

Мы все пытаемся поставить под контроль ситуации, которые развиваются не по нашим сценариям, когда действия других людей ставят под угрозу наше спокойствие и благополучие. Каждого из нас возмущает, что интересы других нарушают наши планы. Более того, что у других — близких — вообще оказываются вдруг интересы, отличающиеся от наших! Например, вы планировали потратить деньги мужа на новую стиральную машину, а он потратил их на любовницу. Не совпадают ваши интересы. И первая реакция — заставить другого признать, что его интересы не важны по сравнению с вашими, заставить раскаяться, возместить ущерб и исправиться, отказавшись от собственных противных интересов. Это ловушка. Для каждого, кто оказался в такой ситуации.

С одной стороны, если вы признаете, что ваши интересы не так важны и другой имеет право их не учитывать — вы оказываетесь в позиции униженного. Если же вы заставляете другого отказаться от его выбора — вы унижаете его. Это ловушка и для меня, поскольку мой арсенал и профессиональный подход не рассчитан на то, чтобы переделывать одного из вас, формируя какие-то свои ценности в ваших головах. То есть, говоря проще, с желанием заставить другого измениться или научиться чувствовать себя хорошо в унижающей ситуации вы попадаете ко мне как бы не по адресу. Точно не в моей власти заставить другого перестать считать важным то, что он считает важным или научить вас не чувствовать боль там, где вам причиняют боль.

Что ж тогда я могу?

Столкнувшись с такой вот тупиковой проблемой, человек может осознать две вещи:
а) что он не может жить в унижающей или болезненной ситуации для него, в такой ситуации, которая его разрушает;
б) что другим человеком невозможно управлять.

Первое осознавание ставит перед возможностью начать осваивать новые способы самопредъявления перед другими людьми, которые призваны не позволить другим людям разрушать вас.
Второе осознавание ставит перед мучительной реальностью, которая свидетельствует о том, что вы не можете рассчитывать на 100%-нтное исполнение ваших планов, и что другие люди могут хотеть того, что целиком и полностью расходится с вашими интересами.

Мой инструментарий помогает обнаружить те способы, которые помогут не допускать в отношении себя разрушительных действий в дальнейшем, а так же помочь пережить чувства, возникающие в связи с осознаванием своего невластия над другими и событиями своей жизни, таким обращом, чтобы не разрушать себя негативными чувствами. И то, и другое достаточно трудно в одиночку. И здесь место моей власти — над собственным опытом и собственными чувствами, которые приходят на помощь моему клиенту.

Безусловно, благодаря выслушиванию сотен историй, а так же представлению о тех или иных механизмах психики человека, я держу в уме значительное число вариантов мотиваций, которые являются причинами совершения тех или иных поступков. Однако засада в том, что даже если вы знаете «почему же он(а) так со мной поступил(а)», то ни вы, ни я не можете облегчить ваших страданий с помощью этих знаний… само по себе знание о том, почему кто-то так поступил, не облегчает переживаний. Поэтому эти знания бесполезны. Бесполезно знать причину поступков других людей. Это не придает власти и не утешает. Это лишь способ обмануть себя и ухнуть уйму своей энергии, мыслей, сил и здоровья на бесплодный анализ, отвлекаясь от проживания того, что происходит. Это способ спрятаться от боли. Кажется, что ощущение власти над горем, болезнью, расставанием, жизнью и смертью, поступками других людей, дает почувствовать собственное величие и неуязвимость… Дает же только иллюзию этой неуязвимости. Потому что никто из нас не застрахован от потерь. Никто. Даже самый умный.
Знание психологии людей не делает неуязвимым от потерь. Знание анатомии и физиологии не страхует от собственных болезней. Невозможно защититься от боли, причиняемой окружающей средой. Можно лишь научиться выходить из кризиса с наименьшими потерями и проводить профилактику от дальнейших ударов.
В психологии такая профилактика — это не строить отношения без всерьез заложенного фундамента, тщательнее выбирать людей для контакта, опираясь на собственные ценности и потребности. Часто сила нашего желания быть с кем-то оказывается сильнее чувства безопасности — с кем именно и как именно. И тогда случаются расхождения интересов. Профилактика боли заключается во внимании и доверии к собственным потребностям. А так же во внимании к тому, получаете ли вы от другого то, что вам нужно. Нет — значит либо вы неясны в своем самопредъявлении ему, либо он не хочет вам это дать. Во втором случае не рассчитывайте на то, что он даст, если вы найдете способ его заставить. Если вы ясно объяснили, но другой не дал вам то, что вы от него хотите — значит не даст никогда. Не тратьте силы и время на достижение невозможного.

Лечение же боли заключается в огромной поддержке близких людей и специальной поддержке психолога, задача которого заключается в том, чтобы поддержать вашу самооценку, ценность в своих и чужих глазах, помочь вам уберечь от разрушения вас и вашу жизнь, обнаружить новые цели и ценности, средства для их достижения и желание жить дальше.

Возвращаясь к вопросам власти, скажу, что вопросы и предположения о магической власти психотерапевта задают люди, не умеющие управлять собственной жизнью, разочарованные потерями и отчаянно ищущие способы управлять другими.

Нина Рубштейн